Парнишка из Татарии был в гуще немаловажных событий в политике нашего государства

Имя Гафията Рахматуллина будет нанесено на мемориальную плиту его воинского захоронения.

Семьдесят три года прошло с победного мая одной из самых страшных трагедий на нашей планете - Великой Отечественной войны 1941-1945 годов. Сегодня осталось совсем немного тех, кто был ее участником или свидетелем.

Современное поколение знает о войне по фильмам, книгам, воспоминаниям воинов-очевидцев, героических тружеников тыла. Рассказы о близких людях, не вернувшихся домой, оставшихся лежать в земле на бескрайних просторах запада Советского Союза и на чужбине, передаются из поколения в поколение. Но до сих пор не все семьи знают, где сложили головы их родные. Много солдат и офицеров захоронено в братских могилах, на которые в послевоенные годы приходило и приезжало множество матерей, отцов, вдов, детей, чтобы возложить цветы, поговорить с родным сердцу человеком и с теми, кто покоится рядом.                                                                                                       

До сих пор дети, внуки и правнуки, кому дорога правда о своих семейных корнях, продолжают искать родных в списках погибших, на обелисках, в военных архивах. В нашей семье недавно произошло волнительное событие. В результате длительных поисков, благодаря поисковой группе «Неизвестный солдат», нам удалось установить место захоронения деда Рахматуллина Гафията Рахматулловича, уроженца села Большой Кукмор. Гафият был призван в ряды Советской Армии в сентябре 1939 года. Последним местом его службы был 707 Гаубичный Артиллерийский полк 117 Стрелковой дивизии,  принявший на себя сражение в первые дни войны на территории Белорусской ССР. Именно этот полк доставлял немцам большие неприятности. В листовках немцы требовали прекратить обстрел их позиций, сдаться, затем следовали угрозы в адрес артиллеристов. Работая с архивами, нам удалось узнать, что согласно оперативным сводкам  штаба четвертой армии за 14 июля 1941 года (дата смерти деда), 12, 13 июля были большие потери. Вот что пишет домой в своем письме, датированном 17-ым июля 1941 года, начальник штаба 707-го гаубичного артиллерийского полка майор Василий Степанович Спирин. «Здравствуйте, родные! Стоим под Рогачевом и бьем фашистов, как собак. Надя, ты не представляешь, сколько от нашего артогня на поле лежит убитых немцев. А они не унимаются, прут и прут... Наши потери незначительны. Вот сейчас Бочкарев принес мне завтрак, а ничего не лезет. Страшное зловонье идет от трупов...». 18 июля он пишет: «...Днем было зловещее затишье. Я поехал в своей машине на реку Днепр вымыться и постирать...». И потом уже следующие строки. «...Погибли смертью храбрых три наших товарища, один средний командир Попов, были в разведке».    

14 июля 1941 года скорбный список погибших пополнил и Гафият Рахматуллович. На берегу могучей реки Днепр, за тысячи километров от родного дома, перестало биться сердце деда. Опушка рощи на два километра восточнее города Рогачево Гомельской области БССР стала последним его пристанищем.   

Но вернемся немного назад, когда ничего не подозревающий о грядущих трагических днях молодой парень из Татарии поехал на знаменитую промышленную добычу угля российской части Шпицбергена, чтобы помочь своей семье материально и самому увидеть белый свет. Советским Союзом на территории Норвегии, согласно договору, была развернута масштабная добыча угля за Полярным кругом. Снабжение и оплата труда там были лучше, чем на ударных стройках. Советский Баренцбург стал образцово-показательным, куда не стыдно было приглашать иностранных туристов. Поселок, где работали шахтеры из России на территории Норвегии, идеально подходил для демонстрации преимущества социализма. Иностранцы, действительно, восхищались тем, что видели в Баренцбурге. Почему я так подробно остановилась на описании последнего места работы деда? Мне хотелось донести, что парнишка из Татарии был в гуще немаловажных событий в политике нашего государства, наблюдал развитие экономики и культурный рост страны. В свои двадцать с небольшим лет Гафият прошел интересную и, скорее всего, суровую трудовую школу. За небольшой промежуток времени он помог своей семье, возмужал, но призыв в армию и война трагически изменили его судьбу. Как могла бы сложиться жизнь деда? Судя по письмам с места службы, по рассказам тех, кто жил с ним рядом, - это был любознательный, предприимчивый, думающий о будущем молодой человек. Если бы не война... Кто знает, возможно, имя моего деда прославило бы свою малую родину, как прославили свои имена тысячи представителей славного татарского народа, сделавшие Татарстан одной из самых процветающих республик Российской Федерации. 

 Я обратилась к сотрудникам музея по увековечиванию города Рогачев с просьбой установить местонахождение Братской могилы деда. Была предоставлена информация, что Гафият Рахматуллин учтен в списках воинов Советской Армии и партизан, погибших в боях и похороненных на территории Рогачевского района Гомельской области в период Великой Отечественной войны, а так же в разделе «Персональные сведения о захороненных» паспорта братской могилы №3830 города Рогачев. Информация предоставлена для учета в автоматизированный банк данных «Книга «Память» Республики Беларусь». Имя Гафията Рахматуллина будет нанесено на мемориальную плиту его воинского захоронения.

Гузель САГИТОВА

Источник: http://kukmor-rt.ru/news/poslednie-novosti/parnishka-iz-tatarii-byl-v-gushche-nemalovazhnykh-sobytiy-v-politike-nashego-gosudarstva

Поделиться

Популярные материалы

Показать ещё

Комментарии

Комментариев пока что нет, будете первым?

Сообщение об ошибке